– Правильно, яблоко сломать и большую часть отдать, но и это не всегда бывает искренне, а зачастую по гордости, мол чтоб почитали, по этим порывам мы даже девушку можем пропустить вперед, раза три-четыре до свадьбы…


– Иногда мы смиряемся: ну и что, мол, жена такая, поживу уж как-нибудь с ней лет 26, а там глядишь и Ваганьково или Митино.

– Если ты победил страсти, тебе плевать, обидели тебя, ограбили, унизили или убили, даже ядерная война все это для тебя не ценнее сушенных тараканьих лапок, прошлогодних.

– Некоторые исповедываются: “Батюшка, грешен я, плохо подумал про того-то того-то, да потому что он сволочь у меня часы украл!”

– Ты считаешь, что сегодня прочитал сорок молитв вместо тридцати девяти – значит, Богу угодил? Ты глупый совсем? С кем ты торгуешься? Богу не количество нужно, а искренность, иногда проще вообще перекреститься, но чтобы от всего сердца.

– Один другому: “Ты скотина”. “Я не скотина, потому что ты скотина”. И никогда не сойдутся на том, что мы оба скоты.

– Взять самого заядлого алкоголика – чемпиона мира по алкоголизму, поставить чашу с хорошей водкой, скажем там “Абсолют” и он затрепетал, но если он произнесет “не введи во искушение”, не повторит как попугай “пиастры, пиастры” а искренне, то благодать Божья сойдет и он спокойно эту чашу проигнорирует.

– Поэтому нам и научить кого-то трудно и от нас человек часто ничего не может воспринять, даже если мы хотим чего-то объяснять. Потому что это все мы делаем с гордостью, тщеславием и с превозношением, желанием возвыситься, желанием человека унизить, растоптать, поставить его на место, доказать свою мнимую правоту и т.д. Человек не сможет это воспринять.

– Правильно поставленный диагноз – это наполовину вылеченная болезнь. А то двадцать лет лечили от желтухи, а он оказался малайцем.

– Много вопросов задают на экзамене? Так это не засыпают, а вытягивают!

– Мир в семье, когда играя в шашки один говорит: “Ходи”, другой – “Нет, ты ходи”.

– Заповедь “почитай родителей” совсем уж, извините, для дебилов, это должно быть и так ясно как день.

– Нищему легче все бросить, чем богатому. Это тебе не рубашечку выбросить за 400$, а есть рубашечки за 400$ я сам видел.

– Язык похож, это точно. Как тот язык на котором мы с вами говорим он чем-то напоминает язык Пушкина, Державина…

– Ну вон, как в Англии, если ты знаком там с принцем Чарльзом, можно многие вопросы решить.

– Все под руководством партии, будь она проклята, хотя что значит будь, она и так проклята с начала существования.

– Покаяние – это не “айм сорри”.

– Новые мамочки про детей: “Ах как они мне надоели” А потом дети начинают по одному умирать, она плачет. А чего ты плачешь? Они же тебе надоели? Вот один умер. Ну как? Все? Полегче стало? Нет, сейчас второй помрет. Устала от них, живи тогда одна.

– Конечно, детям подарить шоколадное ассорти это приятно, а вот какому-нибудь вшивому пьянчужке вычесать вшей из башки это весьма не приятно, все дело в степени пожертвования собой.

– Любовь – это не чувство, когда все в душе пылает там каким-то огнем, о котором поэты пишут, это не любовь, неа, это “я хочу иметь”. А любовь – это когда я хочу дать. Свою кровь, свое время, свои силы, свои средства, свой ум, свою жилплощадь. Я без тебя жить не могу – подпись под нелюбовью, типа будь рядом, когда у меня будет настроение, я тебя обниму или поцелую. Так и сыр любят, хотя кое-какая разница меж человеком и сыром есть, несмотря на то, что и то, и то – биологическая масса.

– Иногда папе тоже интересно, что вырастет из его детей.

– Адам мог бы сказать Еве: “Ты знаешь девочка, дорогая, давай не будем – Бог не велит”.

– Какой он плохой или она плохая, с этого начинается практически любая исповедь.

– От тебя только одно зло, кислород перерабатываешь в углекислый газ и горы навоза и всяких там пустых банок и оберток. Вот, собственно, и вся твоя жизнь. А Господь терпит, ведь Он-то любит.

– Хотите, я Вам сейчас одно пророчество скажу? Записывайте. “Будет то, что будет. Это обязательно сбудется!”

– Некоторые говорят, что, мол, три года назад муж умер, а я до сих пор его забыть не могу. Что это за странная задача – мужа забыть, это что, надо с ума сойти или часть мозга удалить?

– В детстве мне говорили: “не суй шпильку в розетку”. Сунул, отскочил на три метра, в доме свет потух и три пальца обжег. Взрослые предупреждали ведь? Не поверил. Вот и на тебе. Доволен?

– Надо всегда благодарить Бога, это не значит войти в состояние аутотренинга: “моя рука спокойная и теплая, я ни на что не реагирую, мне на все начхать, я абсолютно спокоен”. Эта “нирвана” нам не по вкусу, это уже “будизьм”.

– Это даже не пыль и не тень, это тень пыли в серой комнате.

– А мы все время просим: ой что-то спина заболела, можно присяду, ой, все болит, я лучше прилягу, ой, а можно я подстелю что-нибудь. А вторую подушечку можно, а одеяльце еще одно можно, а то дует. А может еще леденец за щеку положить, чтоб вкуснее было? Все время просим комфорта – состояния свиньи, валяющейся в грязи.

– А то накачаются: я, мол, головой кирпич разбиваю. Ну а если пистолет Макарова с 5 метров, и чего ты с кулаками делать будешь? 9 грамм, и все. Зачем тебе гора мышц-то, чтоб стрелять легче было?

– Попробуйте сделайте доброе дело, так сразу за плечом появится бес тщеславия: “О, ты молодец, хорошо молишься, ты духовно растешь!”

– Вспомните школьные глуповатые задачки, когда вам нужно было соединить двух велосипедистов в точке С, не учитывая ничего из того, что ветер дует, дорога кривая, правая нога длиннее левой. Какой смысл в этой задаче? Реально – никакого, кроме упражнения ума. Но на будущее, как путь к решению более сложных задач, а в результате к умению кого-то накормить, обуть, одеть, воспитать. Вот и вся наша жизнь имеет лишь один смысл – это упражнения в помощи ближнему!

– А любить любящего ничего не стоит. Гитлер, был такой странный человек, но он тоже любил свою возлюбленную, был ей верен. Даже животное: гладишь собачку – она хвостом виляет, дашь ей ногой, она завизжит и убежит. Экая невидаль! А ты вот полюби того, кто тебя ненавидит.

– На самом деле, для нас хотя бы начать учиться любить любящих тебя – родственников, преодолев любовь к себе. Это первый шаг. А то мы настолько ушли от понятия любви, что и любящих любить не можем. Мы ими только пользуемся.

– Без любви жизнь скучная, подлая и без перспективы.

– Мне сказали, что мой один знакомый сейчас возглавляет консультацию по семье и браку, я чуть со стула не упал. Чему он может научить? Он женат был четыре раза! Хирург, который отправил сотню больных на кладбище и только двоих спас. Вы что, к нему обратитесь?

– Как многие рассуждают? Ну лучше детям особо так не налегать на веру, потому что им в жизни будет трудно. Надо чтоб детям было легко. Такая задача, чтобы им было легко-легко в жизни, так мы все хотим, чтобы все у них было так безмятежно, беззаботно, чтобы они так вот по глади проскользили и так вот мягко окочурились. Так где-нибудь в хосписе каком-нибудь, что бы в 93 года так на нет бы сошли в таких тихих сновидениях. Мы совсем не хотим, чтобы нашего сыночка там распяли, оплевали, избили, этого конечно мы не хотим. Мы же не извращенцы, кто же из нормальных может этого хотеть, но в жизни бывает всякое.

– Или сейчас очень модно желать друг другу: “Гуд лак”, мол, “удачи” – как будто мы все с вами картежники.

– Да если бы за каждый наш грех нам на голову кирпич падал, то за неделю бы от нас осталась пирамида Хеопса.

– Некоторые откровенно говорят: “Я в храм приду и мне так легко сразу”. Так же легко будет и от стакана пива, но в этом ли суть посещения?

– Встретил друга безработного чуть ли не кандидат физмат наук, говорит, нет работы. Говорю: “Да даже не знаю…” “Ну что, тебе не нужны умные люди?” “Умные-то нужны, а вот считающие себя умными вообще-то нет”.

– Мы не только не можем уступить место в транспорте, мы и детей вперед запускаем, чтобы они нам место заняли, и что из них вырастет? Узнаем лет через 15-17.

– Почему заповедано: “Не суди, да не судим будешь?” А потому что не должно хромому смеяться над горбатым! Потому что все мы с горбатой душой и хромой верой!

– А то некоторые прибегут: “Батюшка, батюшка, мне вчера отец покойный снился или там мать. Что мне делать?” Говорю, а что делать застрелиться теперь что ли? Ну приснилось, повернись на другой бок, может, дедушка покойный приснится”. В ответ: “А может, батюшка, я скоро помру?” Отвечаю: “Помрешь, куда же ты денешься, все мы помрем рано или поздно”.

– В храме порой столько народу-то, даже покреститься руку не поднимешь, дышать абсолютно не чем, а тут еще за спиной тебя всю службу сверлят, что, мол, загораживаешь, и вообще, чего такой здоровый сюда приперся…

– Именно воскреснуть из мертвых, а не очнуться: как редко, но бывает в моргах, сидит дежурный, а из холодильной камеры человек выходит, как и был, без ничего и спрашивает: “А где здесь выход?”

– Зависть – это когда человеку дарят 500-й “Mersedes”, а он говорит “Ааааа, вон у того 600-й!” А тот у кого 600-й, завидует тому, у кого “Ferrari”, а тот в свою очередь тому, у кого “Porshe”, а тот, у кого “Porshe” завидует тому, у кого “Porshe” и еще $800 на бензин.

– Мы привыкли верить телевизору, услышал: 25 тепла, – вышел в рубашке, а на улице снег, и думаешь: странно, а сам мог бы выглянуть в окно-то да и одеться адекватно.

– Человек все себе приписывает, это я такой умный, такой гениальный, это я, я, я, я, я… Я и раз на седьмой у него лопается в голове всего один сосуд, и человек не то что перестает якать, а перестает вообще соображать, двигаться и вообще ходит под себя в туалет.

– Если любимый человек захотел уйти, не держите! Если он Ваш, он вернется, а если не вернется, то никогда Вашим и не был.

– Мы благодарим, сами того не осознавая, что спасибо – это желание спасения ближнему, и то одну букву потеряли, одним словом написали. Это как у американцев “Good morning” – приветствие, им лень, они и говорят “Morning!” – то бишь “утро”. Ну и утро, дальше-то что! Бред какой-то.

– Надо кротко смиряться с Божьей волей. Заболел? Ну, значит, надо поболеть, не пренебрегая при этом медициной, и радоваться, что сейчас хотя бы много всяких пилюль. Пушкина с какой-то пулей в животе и то не спасли. Сейчас бы в Склиф отвезли, он бы уже через неделю бы писал стихи о том, как пожалел Дантеса… ну, или плохо прицелился…

В: Как заставить покреститься моего двоюродного брата с женой?

О: Можно взять ружье, зарядить, пальнут при них в потолок, чтобы убедить, что оно заряжено, и под дулом привести в церковь. И наверняка такой батюшка найдется, который также под дулом их и покрестит, только толку-то от этого?

http://www.interfax-religion.ru/?act=mosaic&div=694