Три птицы

В одном из своих трудов святитель Игнатий Брянчанинов приводит видение некоего преподобного старца об образах духовности монашества разных времен.

На берегу бурного, штормового моря стоят три монаха, которым необходимо перелететь его на противоположный берег. Каждому из них даются крылья: первому – большие и мощные, второму – поменьше, и совсем маленькие – третьему. Третий монах, которому добраться до желанного берега сложнее всего – и есть по мысли свт. Игнатия, образ монашества последних времен.

По мотивам этого видения архидиакон Роман (Тамберг), насельник Московского Свято-Данилова монастыря (погибший в автокатастрофе несколько лет назад), написал балладу, в которой три монаха предстают в образах трех птиц

Поведай мне, чем так встревожен ты, брат.
Ты знаешь, я странное видел виденье:
Чрез грозное море три птицы летят,
Сверкает под молнией их оперенье.

Волнуется море, клокочет волнами,
Огромные к небу вздымает валы.
Свет тучи закрыли, все мрак покрывает,
Вдали лишь светлеет полоска земли.

Вот первая сильно взмахнула крылом,
Рванула навстречу холодному ветру.
Сквозь черные тучи, сквозь ливень и гром
Стрелою несется к далекому свету.

К востоку, к востоку, где теплые страны,
Направлен безудержный птичий полет.
Могучие крылья нескоро устанут,
На том берегу лишь она отдохнет.

За первой вторая стремится успеть,
Но трудно противиться сильному ветру.
Ей хочется быстро, как первой, лететь.
Ей хочется быстро, а сил таких нету.

То снизится к морю, то снова взмывает.
Надежда усталые силы бодрит.
Чуть крылья опустит и вновь подымает –
Устала бороться, и все же летит.

Две первые быстро достигли земли,
За ними последней никак не угнаться.
Ей хочется к небу, да крылья слабы –
Нет сил высоко ей над морем подняться.

Над волнами бьется и машет крылами,
Печальный над морем разносится крик.
Слабеет и волны крылом задевает.
То на воду сядет, то снова летит.

На птиц этих люди похожи, мой брат.
Мы также стремимся к заветному свету,
Как сильные птицы иные спешат.
За ними другие, хоть сил таких нету.

Лишь я погибаю, как третия птица.
Над тучами реять мне сил не дано.
Все чаще мне надо на волны садиться.
Но, Боже, не дай опуститься на дно.