По своей жизнеспособности Библия представляет нечто исключительное в истории. Ни на одну книгу в мире не выпало столько оскорблений, преследований и прокля­тий, как на нее, — и все же она не погибла. Множество книг умирают от внутренней своей несостоятельности сами со­бою, а об эту книгу, как о скалу, разбиваются предрассудки и равнодушие, огненная ненависть и злоба неверия. Библии нечего бояться конкуренции на книжном рынке: много “бессмертных” произведений человеческого гения появи­лось после Библии, но Библия продолжает стоять между ними все на том же первом месте. Вольтер предсказывал, что в конце XIX столетия Библию забудут и что она сдела­ется редкостью, которую можно будет найти только у старь­евщиков и в музеях древностей; а на деле XIX век оказался временем чрезвычайного распространения Библии, какого мир прежде не видел, и, как говорят, в самом доме, где не­когда Вольтер писал свое пророчество, помещается теперь Лондонское Библейское Общество!

Cordes A. Das Buch der Buecher // Lehr und Wehr fuers Deutsche Volk. Bd. 2. Hamburg, 1907. 132, 133.