“Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее” (ст. 18–19). По преданию, которое не содержится в Евангелии, Иосиф был не супругом, а опекуном Божией Матери, Девы Марии.

Божия Матерь дала обет девства, но, по тогдашнему закону, девиц, воспитывавшихся при храме Господнем, нужно было впоследствии выдавать замуж. Когда она сообщила о своем обете первосвященнику и священникам, все были изумлены и думали, какой же найти выход из положения. Ничего подобного монастырям в то время не существовало. Если люди по обету воздерживались от брачной жизни, то лишь на краткое время, и обычно только мужчины, которые давали обет назорейства. Обет девства со стороны особы женского пола был чем-то изумительным, новым. Для Девы Марии решили найти какого-нибудь вдовца из рода Давидова. По закону Моисееву, жениться можно было только в своем родстве в широком смысле, то есть внутри своего рода. Пригласили нескольких вдовцов из дома Давидова, которые, хотя были знатны, но в то время особого положения в израильском обществе не занимали. Чтобы узнать волю Божию о том, кому же из них быть опекуном Божией Матери, священники не положились на рассуждение человеческое, а взяли у каждого из них жезл – символ знатности рода и княжеского происхождения. Эти жезлы положили в Святилище и утром после молитвы взяли их. Жезл Иосифа оказался проросшим и расцветшим – это было знаком того, что он достоин принять Деву. Но никто, в том числе и Сама Божия Матерь, не понимали того, что именно от Нее должен родиться Христос. И Иосиф также этого не понимал, думая, что он будет просто оберегать жизнь этой праведницы, этой молитвенницы. Ведь Божия Матерь обрекла себя на девство ради того, чтобы беспрепятственно молиться Богу о всем роде человеческом, о скорейшем пришествии в мир Христа Спасителя. Вдруг Иосиф обнаруживает, что Мария «непраздна». Он смутился и подумал, как говорится в богослужебных текстах, что Дева Мария «бракоокрадована», – вы понимаете, что это значит. Но праведность его была так велика, что он не захотел допускать позора и пожелал тайно Ее отпустить, чтобы никто ничего не узнал.

«Но когда он помыслил это, – се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! Не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (ст. 20–21). Случившееся было для Иосифа совершенно неожиданно и непостижимо. Нужно войти в его положение. Когда он в таком смущении уже принял решение тайно отпустить Деву Марию, не желая ее опорочить, предоставить ей развод так, чтобы этого никто не знал, – в это время ему во сне явился Ангел. Иосиф доказал свою праведность не только всей своей предыдущей жизнью, но и этим благородством, смирением, нежеланием никого осудить, даже за такой грех, который был бы очень тяжким грехом, если бы случился на самом деле.

После этого явления Ангела Иосиф принял Пресвятую Деву Марию (конечно, скорее, как отец) и продолжал свой подвиг, защищая ее от всех внешних искушений. Он служил Деве Марии, чтобы Она могла беспрепятственно служить Богу, как молитвой Своей, так необыкновенным чревоношением и рождением в мир Сына Божия. Таким образом, череда предков Спасителя завершилась двумя великими праведниками. Во-первых, Пресвятой Девой Марией, Которая праведностью превосходила самого великого по святости человека. Во-вторых, праведником Иосифом, о котором мы знаем из Священного писания немногое, но самое главное: его нежелание осудить, необыкновенную чистоту, смирение, снисхождение. Вот признаки истинной праведности. Когда человек уже никого не осуждает, не желает зла даже тому, кто его заслужил, это говорит о его необыкновенном смирении. А где смирение – там полнота благодати Божьей.

Истинная праведность состоит не в том, чтобы делать все по видимости правильно и осуждать других за те или иные недостатки. Авва Дорофей говорит, что только-только отстав от какого-нибудь греха, мы тут же начинаем осуждать человека, пребывающего еще в нем, забывая то, что мы совсем недавно так же, как он, грешили. Посмотрим на себя внимательно и увидим, что так бывает очень часто. Когда мы были вне Церкви, сколько самых разных, тяжких грехов мы совершали! Теперь Господь призывает нас к покаянию. Не по заслугам своим, а только по одной милости Божией оказались мы в лоне Православной Церкви, имеем возможность очистить свои грехи покаянием и надеемся получить жизнь вечную. Нам кажется, что мы всегда были такими хорошими. Мы забываем о том, как безобразно мы жили в неверии своем. Мы рьяно осуждаем людей, с которыми вчера были вместе. Не таков был праведный Иосиф Обручник, как видно из Священного писания. Нет в нас ни его снисхождения, ни его благородства, ни его смирения, являющегося признаком того, что человек находится в числе спасаемых. Когда мы аккуратно ходим в церковь, соблюдаем посты, читаем утренние и вечерние молитвы, не совершаем каких-нибудь самых отвратительных и страшных грехов вроде блуда, пьянства, воровства, – это всего лишь исполнение внешних, довольно легких предписаний. Но когда человек действительно очищается от грехов, когда он действительно близок к Богу, то он никого ни при каких обстоятельствах не смеет осудить. Вот это и есть истинная праведность.

Человек знает опытно, что за осуждение благодать Божественная его покинет. Он знает, какими трудами, какими усилиями стяжевается близость к Богу. И поэтому он не будет рисковать, чтобы через осуждение так легко не потерять это трудное приобретение. Он знает, что если благодать Божия оставит его, то он в мгновение ока превратится в такого же грешника, как и тот, кого он осуждал. Это знание приобретается духовным опытом. Кто этого знания не имеет, тот живет только внешней жизнью, приобрел праведность только видимую, а не внутреннюю. Признаком внутренней праведности является совершенное неосуждение, прощение, снисхождение к людям, совершившим даже самые, как нам кажется, отвратительные грехи. Кроме того, часто в жизни случается нечто подобное тому, что произошло с Иосифом Обручником. Мы осуждаем человека за явный, как нам кажется, грех, а потом оказывается, что этот человек совершенно ни в чем не согрешил, что он свят. Иосиф, хотя и не посмел осудить Деву, но думал, что грех совершен. А потом обнаружилось, что Дева Мария ни в чем не повинна. Тогда он вынужден был признать, вопреки здравому смыслу, что на самом деле греха не было. Так и мы, как будто бы видя ясно, что человек виноват, можем ошибиться. И если мы будем вести себя так, как Иосиф, и не осудим человека, будем снисходить к нему, тогда мы никогда не окажемся в страшном и дурном положении людей, осудивших праведника. Поэтому будем осторожны: мы не знаем, что на самом деле происходит с людьми. Это тайна. Почему на самом деле человек так поступил? Есть ли в этом грех или нет? В какой степени он виноват? Все это знает только всеведущий Промысел Божий. Мы же, не зная всех обстоятельств, не имеем права выносить о людях никакого суждения. Вот, братья и сестры, пример истинной праведности, к которой мы все должны стремиться. По выражению преподобного Серафима Саровского, нужно не только почитать праведников, но и подражать им. Из сегодняшнего Евангельского чтения извлечем урок: праведность состоит не в том, чтобы отличаться от всех внешним поведением, а в том, чтобы никого никогда не судить и ко всем снисходить.

Sestry.ru